Антон Евгеньевич (balbes92) wrote,
Антон Евгеньевич
balbes92

Categories:

Время сути. Газета и "учебники". Часть 7

02-04ff3

«От Поклонной до Колонного»

Автор – С.Е. Кургинян

1) Книга написана Кургиняном «в качестве ученого». Но в публицистическом стиле. Да здравствует логика!


2) В книге поленились убрать газетную терминологию. Если в других книгах некоторые словообороты и окончания заменили, то здесь даже поленились это сделать. Зато добавили кучу картинок.


3) «Сотериологическая наука и служение человеку и человечеству как источнику беспредельного, бесконечного восхождения — вот что такое коммунизм 2.0, он же Сверхмодерн. И все это есть у Маркса. И у коммунистов тоже. У марксистов этого нет. И у зюгановцев (что, надеюсь, всем понятно до боли). А у настоящих коммунистов и Маркса это есть. И если брать по-крупному, то ничего, кроме этого, и нет.

Это и есть Красная Весна. Это и есть коммунизм как раскрепощение и пробуждение в каждом человеке высших творческих способностей. Не произойдет этого раскрепощения и пробуждения без сотериологической науки и проекта, на нее опирающегося».


Источник - http://gazeta.eot.su/article/ot-poklonnoy-do-kolonnogo-rol-nashego-dvizheniya-v-toy-politicheskoy-voyne-kotoraya-2


Кое-что нужно разъяснить. Прежде, чем сюда налетят специалисты по марксизму и начнут грузить тяжелыми терминами, смысл которых понимают только они.


Сотериоло́гия (греч. σωτηρία «спасение» + греч. λόγος — учение, слово) — богословская дисциплина, раскрывающая учение о спасении, являющаяся частью догматического богословия. Существует во многих религиях: христианстве, буддизме, исламе, джайнизме, вере бахаи.


Православная сотериология раскрывает  путь спасения каждого человека от власти греха и смерти и возможность вечной жизни в Боге. Это спасение осуществляется через соединение человека с Богом (обожение), к которому ведет неразрывно связанное с верой в Иисуса Христа благодатное преображение жизни путем понуждения себя к исполнению евангельских заповедей.


Отмечу, что Кургинян постоянно подчеркивает, что он «светский человек» и все религиозные сюжеты и термины использует не в прямом их смысле, а чисто символически и метафорически. То есть, в переводе на светский язык, Кургинян говорит о том, что коммунизм – это наука, которая ведет к освобождению человека от всякого зла. Избавление от страданий, эксплуатации человека человеком, победа над болезнями, а в отдаленной перспективе и над смертью – казалось бы, об этом и говорит Кургинян. Но что он говорит на самом деле?


Раскрепощение и пробуждение творческих способностей. С тем, что при коммунизме происходит раскрепощение творческих способностей человека, мы спорить не станем — именно на воспитание человека-творца были направлены и образование, и культура в Советском Союзе, это признают устами Фурсенко даже ненавидящие все советское либералы. Но что значит «пробуждение»? И какие именно «высшие творческие способности» должен пробудить в человеке «коммунизм по Кургиняну»?


Кургинян нигде дает четкого определения «пробуждения», но всюду связывает это понятие с «новым гуманизмом» и «новым человеком», в которого человек превращается путем его соединения со своей «сущностью» (что это за «сущность» — это отдельный вопрос). Об этом он пишет, в частности, в цикле статей «Судьба гуманизма в XXI столетии».


О том же, что собственно скрывается за терминами «новый гуманизм» и «новый человек», можно прочитать в его статье «Красный смысл» 1997 года. В этой статье он наиболее полно раскрывает смысл своего учения, которое он называет «красной метафизикой».


«…Оптимистическое (у ранних Стругацких) и пессимистическое (у упомянутых "огнепоклонников") ощущение бого- и космо-строительной роли человечества продлевает христианскую близость твари и Творца до уровня соучастия человека в огромном и непомерном. Да, именно до ключевого, способного повернуть эсхатологическую судьбу мира, Со-Участия. Для того, чтобы это соучастие стало возможным, человек, в его очевидной малости по отношению к безмерности времени и пространства, должен стать "третьей силой", бесконечно значимой песчинкой на весах равновесия двух антагонистических борющихся сил — Добра и Зла. Света и... даже не Тьмы, а именно Черноты, антиСвета.


Такой дуализм, на первый взгляд, глубоко противоречит монизму основных мировых религий и возвращает к манихейству. Но это не так. Да, Красный Смысл неизбежно вводит эсхатологическую непредсказуемость, возможность окончательной победы Черноты над Светом, Зла над Добром. Но он не размывает и не перевертывает при этом соотношений, не делает Зло Добром, не молится Черноте. Он, напротив, создает предельную ситуацию человекозначимости и мобилизованности высшего человеческого начала на борьбу со злом.


Красный дуалистический миф базируется на столкновении Тьмы со Светом. При этом, парируя атаку Тьмы, Свет выдвинул против Тьмы высшее, что он мог — "просветленную материю". Эта материя — "Брестская крепость" Света. Внедрение в нее Тьмы привело к тому, что материя Высшая и Совершенная превратилась в материю тленную».


Оставим пока что вопрос о том, что такой гностическо-манихейский дуализм, хоть красный, хоть черный, противоречит христианскому пониманию творения мира и происхождения зла и в принципе не совместим с христианством. Это тема для отдельной статьи, и отчасти она разбиралась товарищем cognitario. Сейчас отмечу только то, что коммунизм по Кургиняну — учение мистическое в самом прямом смысле этого слова, что бы он ни говорил о своей светскости. Об этом он откровенно пишет в своем сборнике «Седьмой сценарий»:


«Итак, дадим вначале отрицательное определение.


Первое. Коммунизм ничего общего с социализмом не имеет, хотя его с ним и связывают. Ибо коммунизм мистичен и теистичен, а социализм — профанен, гедонистичен и носит утомительно мирской характер.


Второе. Коммунизм не имеет ничего общего с марксизмом, поскольку марксизм — это гуманистическая алхимия, а коммунизм — это категорическое и, как мы покажем, предельно контрастное отделение света от тьмы.


… Коммунизм — это не социализм, не марксизм, не фашизм, не ленинизм, не высший гедонисцизм. Что же это тогда?

Для нас это одна из эсхатологических альтернатив, один из типов глобального мистицизма.


Коммунистический эгрегор и красное поле реальны. Они отличаются тем, что борьба между светом и тьмой как глобальными трансцендентными сущностями, определяющими и реальную, и мистическую стороны, — НЕ ИМЕЕТ ПРЕДОПРЕДЕЛЕННОГО РЕЗУЛЬТАТА НИ В ТОЙ, НИ В ЭТОЙ РЕАЛЬНОСТИ. Это главное свойство данного типа мистики. Исход борьбы между светом и тьмой решается каждый раз заново в конце истории. Точнее, в конце каждого из ее глобальных периодов, в конце каждого зона. в зависимости от этого исхода история может кончиться (победой зла) или продолжиться — вплоть до конца света. При этом происходит мистическое накопление Света и Тьмы, как двух сил, сражающихся и гибнущих, но не смирившихся с поражением. Это накопление происходит в соответствующих аккумуляторах, которые по-разному называются в разных мистических школах. Для кого-то это эгрегоры, для кого-то Валгалла, для кого-то небесная родина, но в любом случае накопленная энергия и сосредоточенные сущности, подобно огромным армиям, ждут своего часа. Этот час придет с концом света, когда и состоится конечное сражение Света и Тьмы. Итог этого сражения предопределит, что будет после истории.


Чем подобная мистическая доктрина отличается от других? Только одним, но очень важным моментом. А именно тем, что нет для коммунизма мистических гарантий победы света. Нет гарантий иных, нежели сплоченность его сил, единение живых и мертвых в истории. Историческая практика получает в этой доктрине мистическое обоснование и теологическую опору. Иначе говоря, коммунизм … является «теологией борьбы».


…Человек — участник этой борьбы. Он не сын Бога, он рыцарь света. …Человек становится единственным борцом за свет, от действий которого полностью зависит судьба космического поединка».


С. Е. Кургинян. Седьмой СЦЕНАРИЙ. Часть 3. Перед выбором


Таким образом, исходя из концепции «красного дуализма» и «теологии борьбы», Кургинян подводит читателей к мысли: для того, чтобы человек смог стать «третьей силой», от которой будет полностью зависеть исход эсхатологической схватки между Светом и Тьмой, нужен «новый гуманизм» и «новый человек».


«…[Новый] гуманизм понимается Красным как высшее поднятие человеческой роли, ее возвышение до роли космической и сверхкосмической, до соратничества с самыми высшими ипостасями Света. Соратничества — а не всего лишь сопричастности, при заранее предопределенном исходе эсхатологических схваток. Судьба мира может быть решена человеком. Каким? Это следующий вопрос, раскрывающий специфику Красного Смысла.


…Красный Смысл, возвышая человека, говорит о новом человеке. Это опасная тема! Тема, где Красное и Черное, действительно, формально начинают соприкасаться. Но для Черного новый человек (фактически — сверхзверечеловек, то есть Антихрист) есть одновременно высший концентрат антигуманного. В нем нет и не может быть любви, то есть Света. Новый человек красной метафизики — это одновременно сверхконцентрация любви и того гуманизма, который сам обновляется в новой "светоантропологии".


Трансформация материи и культ высшей и просветленной материи не могут в метафизике человекоподнятия не соотноситься с темой личностного телесного бессмертия. Но речь идет не о телесном воскрешении, как у Н.Федорова, а скорее, о том, что размыто просвечивает в христианской мистике. Например, в знаменитом высказывании апостола Павла о том, что некто посетил седьмое небо, и что, возможно, это посещение было телесным.


При этом Красное настаивает на решающей роли в телесных трансмутациях... разума, сверхсознания, высших человеческих функций. Новые возможности разума, соединенные с перегревом души и ее высшей инобытийностью, как раз и представляют фундамент слияния идеи нового человека и идеи нового гуманизма. Без этого раскрытия и этой взаимозависимости идея нового человека вообще излишне абстрактна».


Кургиняну мало той роли, которая, по его мнению, уготована человеку в христианстве. Потому что «при всем уважении к христианству, … эта конфессия, и в том числе ее метафизически глубочайшая модификация — Православие, — не может создать тех мобилизационных напряжений в борьбе со Злом, которые создает Красный Смысл, красная дуалистическая метафизика. Для христианина Дьявол — это заблуждение, "обезьяна Господа Бога", тот, кто не может построить Черный замок, ибо нет у него своей строительной самости. Для красного метафизика, видевшего Хатынь и Освенцим, Черный замок реален, материализован, Зло творчески состоятельно и автономно, его конечная победа возможна».


Кургинян создает свою собственную религию, сильно отличающуюся от христианства и основанную на манихейской, чисто гностической картине мира, в которой плюс и минус поменяны местами, но от этого она не перестает быть гностической. В отличие от христианства, которое говорит о богочеловечестве Иисуса Христа, о том, что все люди — «сыны Всевышнего», об обожении человека путем его соединения с Богом, которое стало возможным благодаря боговоплощению, Кургинян говорит о человекобожии. О том, что человек — «строящийся Бог», что он сам может и должен стать Богом — но без Бога, исключительно своими собственными силами, путем «перегрева души», «трансформации материи» и «телесных трансмутаций». Именно об этом грезили оккультисты всех мастей, которые как раз и занимались «трансформацией материи» и «трансмутациями» (чисто оккультный термин), но более всего их занимала проблема достижения бессмертия. Об этом же мечтают трансгуманисты, которые ставят своей целью изменить человеческую природу и создать «нового человека», пост-человека (о том, что современный трансгуманизм уходит своими корнями в оккультно-гностические учения, пишут многие авторы, напр., О. Н. Четверикова). Даже сам Кургинян отмечает, что здесь «Красное и Черное начинают соприкасаться».


У Кургиняна есть оправдание — только такой «новый человек» способен победить в битве между Светом и Тьмой, ведь он является единственным (!) борцом за Свет, а Бог-Творец (в существование которого Кургинян, как светский человек, не верит) настолько слаб, что в принципе не способен сам защитить собственное Творение от Предвечной Тьмы. Зато Тьма для Кургиняна более чем реальна (он отождествляет ее с темной материей/темной энергией), «творчески состоятельна и автономна» (более подробно он раскрывает эту тему в «Исаве и Иакове»). Но для любого христианина человек, который стремится стать сверхчеловеком без Бога, желает сам стать на место Бога — это именно антихрист, и граница тут проходит отнюдь не по линии «любви и гуманизма». Согласно святоотеческому учению, обожение недостижимо одними только человеческими усилиями, без теснейшего соединения Бога с человеком, когда человек становится причастником божественного естества, и его дух соединяется с Духом Божиим. Более того, именно стремление человека самому стать «как Бог», отвергнув истинного Бога и разорвав свою связь с Творцом, стало причиной грехопадения, то есть причиной того, что человек — а вместе с ним и вся тварь — стал смертным, тленным (то есть стареющим) и страстным (подверженным болезням и страданию).


А что такое «перегрев души», как не разбуженные страсти (точнее, всего одна страсть, которая поглощает все остальные), с которыми христианство призывает бороться? Кургинян называет это «особым состоянием», в котором «совмещаются аскетизм и любовь к жизни. Жизнь не обесценивается, она поднимается до мистерии и наполняется сверхзначением Души». Вообще-то в православии такое состояние называется прелестью, то есть ложным духовным состоянием, ведущим к тяжким последствиям для человека.

И как Кургинян собирается синтезировать свое учение с христианством, которое к тому же категорически отвергает дуализм и существование Предвечной Тьмы как источника зла и, особенно, возможность его окончательной победы?

В цикле передач «Суть времени» Кургинян внушал слушателям, что не нужно отождествлять метафизику с мистикой, что его цель — создать светскую метафизику для светских людей. Что же мы видим на самом деле? «Сегодня, как никогда, важно понять смысл коммунистической доктрины именно как доктрины мистической», — так подытоживает он свою концепцию в «Седьмом сценарии». Кургинян рассматривает коммунизм как мистическую доктрину и собирается строить его с помощью оккультных знаний и методов, хоть и пишет об этом очень завуалировано. И пусть вас не смущают красивые слова о любви, гуманизме, служении человечеству и Свету. Этими словами прикрывались все оккультисты.


Стандартный прием, к которому прибегает зло в нашем мире — это борьба со злом, точнее, ее имитация. Прием простой, но эффективный — нужно внушить человеку, что он — воин света, противостоящий тьме. Известный трансгуманист Макс Мор, разработавший собственную доктрину «Принципы экстропианства», в своей статье «Во славу Дьявола» апеллирует к гуманизму и свету. Мор излагает в ней известную гностическую идею о Люцифере – «несущем свет», который восстал против Бога, державшего человека во тьме. Люцифер у Мора воплощает разум, интеллект и критическое мышление и является символом способности человека к «вечному прогрессу» и новых подходов в поиске истины. Свою статью он заканчивает словами «Вперед к свету!». При этом он поясняет, что все религиозные сюжеты и понятия в его статье, в том числе и Люцифер, носят чисто абстрактный, символический характер (ничего не напоминает?).


В дальнейшем я покажу, как Кургинян свободно трактует библейские сюжеты, чтобы было понятно, что никакого синтеза православия и коммунизма в концепции Кургиняна нет и быть не может.


Продолжение следует...

P. S. Статья написана в соавторстве с tanne_1980



Tags: Кургинян, Суть времени, Учебники
Subscribe

  • Время сути. Эпилог. Часть 2

    2. Рассказ о поездке на Братский марш (все участники по кругу) (Прошу прощения. Но удалось зафиксировать лишь некоторые моменты).…

  • Время сути. Эпилог. Часть 1

    К эпилогу я решил подойти с юмором. Целую серию статей (а по сути книгу) я посвятил серьезным вещам (в том числе благодаря моим друзьям, которые…

  • Выходные

    Всю неделю работал. Устал как собака. Эпилог почти написан. Скоро опубликую. Эпилог будет чем-то вроде ответом на оставшиеся вопросы, с элементом…

promo balbes92 january 5, 2014 17:17 75
Buy for 60 tokens
Дела давно минувших дней, Преданья старины глубокой. (А.С. Пушкин, «Руслан и Людмила» Как я и обещал, с сегодняшнего дня начинаю публиковать последнюю серию постов про «Суть времени». Я хочу раз и навсегда закончить с этой темой и не возвращаться больше к…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 18 comments

  • Время сути. Эпилог. Часть 2

    2. Рассказ о поездке на Братский марш (все участники по кругу) (Прошу прощения. Но удалось зафиксировать лишь некоторые моменты).…

  • Время сути. Эпилог. Часть 1

    К эпилогу я решил подойти с юмором. Целую серию статей (а по сути книгу) я посвятил серьезным вещам (в том числе благодаря моим друзьям, которые…

  • Выходные

    Всю неделю работал. Устал как собака. Эпилог почти написан. Скоро опубликую. Эпилог будет чем-то вроде ответом на оставшиеся вопросы, с элементом…